Страницы

четверг, 14 апреля 2011 г.

Два издания. Часть 1.2

    Возвращаемся в прошлое: четверг 7 апреля, пресс-центр пришел в редакцию газеты "Коммерсантъ" и сейчас направляется из кабинета главного редактора Андрея Ершова в кабинет Елены Федотовой.
    Усаживаемся за стол, на нем различные досугово-глянцевые журналы, начинаем перелистывать их. Тут заходит к нам прекрасная женщину Елена Федотова. Именно она будет вести сегодня для нас специальную лекцию "Глянцевая журналистика".
  Первый вопрос, который она задала "Что значит глянцевые издания?". Мы начали на перебой гвоорить - Cosmopolitan, Grazia, Glamour и конечно, же Vogue. "Правильно" - останавливает нас Елена. Vogue - эталон глянцевой журналистике. Именно на него равняются все модные издания, он диктует и задает тон. А начал он это делать в далеком 1892 году в США. С самых первых статей про моды были введены правила "игры" - читателя не интересует ваше личностное мнение по поводу новой коллекции дизайнера или луке звезды, только конечно, если вы не Анна Винтур, или же Алена Долецкая. Важно мнение самого дизайнера, его известных клиентов и других специалистов фэшн-индустрии.

   Кстати, почему у нас нет модной индустрии? Все потому, что она должна содержать множество элементов - разработка, прорисовка, сдача в пошив, сам пошив, представление, продажа, и сама реализация непосредственно. Эти пункты должны следовать строго друг за другом, как на фабрике. У нас же, некоторые из них нарушенные или нет во все, что и дает нам такой результат. И как следствие у нас нет качественной модной прессы.
  Хотя сейчас на рынке глянца появился спрос на "фудрайтеров" (те, кто пишут про еду и о еде). Связанно это прежде всего с расцветом этого сектора услуг. Люди стали уделять больше внимание куда они ходят и что едят.
  Но вернемся к еще одному неотъемлемой части глянцевой прессы - высокой моды. Что это? В этом вопросе, мы зашли в тупик. Тогда Елена пояснила нам, что высокая мода - это только те вещи, которые изготовили в домах мод, имеющих статус "высоких домов мод" (их около 19). Ожидаемый вопрос - а что значит дома высокой моды? и как им стать? Дом высокой моды - это дом моды, который организует 4-5 показов в год, изготавливает коллекцию pret-a-porte и haute couture. 80% одежды производимой в доме должна быть выполнена в ручную и из дизайнерской ткани. Эксклюзивной считается тот предмет, который выполенен в единственном экземпляре.
  Один из важных моментов, который надо учитывать при общении с дизайнером, это а) он не любит вопросы типа "Что Вас вдохновило?" и б) он смотрит на людей глазами своих клиентов. К примеру Татьяна Котегова шьет одежду для дам из правительства, поэтому дает интервью или комментарии только узкому кругу изданий.
   Азы глянца - это знания истории костюма, великих домов моды и главных лиц индустрии. Научиться можно самому. можно на курсах. Важно еще и просматривать, как пишут сейчас, может и сравнивать, как писали раньше. Хорошо пишу издания Elle, Rolling Stone, Vogue. Из классиков набирайте образы тургеневских и чеховских барышень.
 
 
  Напоследок  уходя, не забудьте попрощаться с "Коммерсантом". (такие ручки установлены во всех филиалам издательского дома)

 

Потому что мы сестры!

     Всегда хотела старшую сестру, чтобы она давала мне советы, я таскала у нее помаду и одежду.  Хотела бы копировать ее манеры, характер и стиль. Моя мечта, не осуществилась. Зато она реальна для маленького создания под именем Маруся. Но сегодня я поняла, что и для меня тоже.
  Повзрослев, это девчушка метко открывает мой шкаф, берет мои туфли, надевает бусы и смело шагает по коридору к зеркалу. Там она краситься, моим же помадами, и такая красивая ходит по дому в течении дня. Бывает, что очередь доходит и до моего стола, где после погрома не найти ничего. Все либо в мусорном ведре, либо под столом, или же в ее игрушках. Конечно же, после увиденного, меня бросает в дрожь.
    Кстати, что касается игрушек. В моей комнате расположился целый парк транспортных средств - лошадь коричневая, автомобиль красный, коляска-люлька, коляска для взрослых детей (2 штуки). Приплюсуйте сюда огромную игрушечную кухню и кровать для кукол. Выходит не хило, все это я перетаскиваю по мере необходимости подойти к чему-либо по комнате. Если открыть шкафы, каких там только барби, кенов и других кукол не встретишь, такому широкому выбору, будь бы они живыми, был бы рад любо парень. К каждой кукле, разумеется, полагается собственная коллекция нарядов и сумочек с туфлями.
   Но все становиться не важным, когда я вижу, как она беспокоиться обо мне. "Оля, ты плачешь?" - спрашивает дитя. "Нет" - отвечаю. "Тогда почему бегут слезы, ты что обиделась на Пашу? Ты его больше не любишь?" - вновь пытается узнать сестра. "Нет, все хорошо Марусь. Просто попала крошка" - пытаюсь уйти от ответа. Она тихо подходит и обнимает меня за ногу, и начинает успокаивать.  Присаживаюсь на диван, Маня обвивает меня своими ручками и целует в лоб. В этот момент, я осознаю, что чувствую себя младшее ее, и что у меня есть старшая сестра.
  "Давай я помогу тебе?" - спрашивает меня малышка. "Давай, неси пакеты" - говорю я. Она убегает, а по моему лицу течет слеза радости. Радости и счастья, за то, что у меня есть вот это непоседливое, забавное, энергичное и не по годам умное чудо. Она любит меня не за конфеты или красивые глаза, а просто, потому что я ее сестра. Только сейчас понимаю, что она будет копировать меня. Я стану для нее образцом, к которому она станет придерживаться. Когда мы обе станем старше, будем ходить вдвоем по магазинам, обсуждать ее и моих парней. Она придет ко мне на свадьбу и будет моей свидетельницей, а я у нее. Наши дети и мужья будут дружить. И мы всегда будем вместе, потому что мы сестры, такие разные и не похожие друг на друга, но сестры! Не смотря на все ее шалости сейчас, ее я буду любить всегда, и сильнее любой подруги!
 
 
 
 
 
 
Посвящается моей сестре Маруси...